101 катрен Observer-l

И знаете,  что я вам скажу - апрель -май - это будет время серьезного катаклизма в природе . Может упасть метеорит. Или очень серьезное землетрясение.
Короче - матушка Земля сделает неразумным последнее предупреждение



AddFreeStats.com Free Web Stats!
Барт

Как государства помогают своим гражданам в коронавирусный кризис



Мы живём в очень интересное, но очень непростое время, когда никто точно не знает, что будет завтра. Не все переживут этот кризис: многие компании закроются, многие люди лишатся работы. Вчера Владимир Владимирович объявил нерабочим весь апрель, предоставив бизнесу возможность самому придумывать, как платить зарплату сотрудникам, если дохода нет.

Логично, что в такой ситуации многие ждут от государства мер поддержки, особенно те, кто остался без работы и средств к существованию. Давайте посмотрим, как другие страны спасают бизнес и простых людей в условиях пандемии:

Collapse )

    1969-1976

    -Но подумай – никого не обгоняем, уже восемь километров проехали!

    Я возразил, что обгоняли многих. Анна Егоровна объяснила, что все эти грузовики идут по окрестным деревням, а в райцентр или на железную дорогу никто не едет. Откуда она знает? Водительский глаз. Она тридцать лет ездит, с войны.

    Так мы разговаривали, и вдруг она сказала:

    – Ложись и закрой глаза. Дыши ртом, глаза не открывай. Приехали, кажется…

    – Глаза для чего?

    – Для больного вида.

    «Уй-ди, ох, уй-ди…» – выговаривал гудок. Потом провизжали тормоза, и Анна Егоровна крикнула:

    – Попутных не беру – инфекционный больной!

    Ответил мужской голос:

    – Проезд закрыт. На дороге авария.

    – Я объеду. Ребенок в тяжелом состоянии.

    – Проезд закрыт до семнадцати часов.

    Вмешался второй мужской голос:

    – Извините, доктор, – служба. Мы бы с милым сердцем пропустили, так начальство нас не помилует…

    Первый голос:

    – Что разговаривать, возвращайтесь! В Тугарине хорошая больница. Пока проговорите, мальчишка и помрет.

    Анна Егоровна:

    – Покажите ваше удостоверение, сержант. Я должна знать, на кого жаловаться в область.

    Второй голос:

    – Пожалуйста, пожалуйста! Мы бы с милым сердцем!

    Новый мужской голос:

    – Доктор, не подхватите до города? Они меня задержали, и мое моточудо испортилось от злости.

    – Не могу, голубчик… – флегматично проговорил бас Анны Егоровны. – У меня больной. Жиклер продуйте… Сержант, гарантирую вам взыскание.

    Кто-то отошел от нашего «москвича» – стало светлее. Тогда третий голос зашептал:

    – Доктор, я знаю объезд через Березовое… В район требуется, хоть вешайся… Возьмите, я иммунный.

    – А машину бросите?

    – Жениться еду, не до машины. Отбуксируют эти же, я им трояк дам! – торопился голос.

    – В детстве чем болели? – спросила Анна Егоровна.

    Я чуть не прыснул.

    – Свинкой, ветрянкой, этой… коклюшем…

    – Договаривайтесь о машине, только быстро! – И после паузы: – Алеша, ты лежи. Если я чихну, начинай стонать… Давайте, давайте!

    Передняя дверца хлопнула, солнце с моих ног перебралось на голову – мы ехали обратно.

    – Что с мальчиком? – спросил новый попутчик.

    – Свинка, – отрезала докторша.

    – Ай-яй-яй… Очень плох?

    Она промолчала. Потом спросила:

    – Поворачивать на Березовое, говорите? Там бревно, шлагбаум.

    – Объедем, ничего. Отличный грунт. Я на рыбалку там проезжал две тысячи раз. Или чуть поменьше.
       – Резвитесь, жених?

    – Мое дело жениховское, доктор. Почти молодожен.

    – Значит, объезд через Березовое тоже запрещен? И там авария?

    – Это почему? – спросил попутчик.

    – Не знаю. Вы-то не сказали при милиции об этом варианте. В город просились…

    Молчание. Я осторожно приоткрыл глаз и увидел, что попутчик внимательно смотрит на докторшу. У него был вздернутый нос и рыжие ресницы.

    – Вот и бревно, – сказала она. – А вы для жениха не староваты, юноша?

    Тогда он выпалил:

    – Ох, доктор! В Тугарине творится неладное.

    Машина остановилась. Нас обогнал грузовик. Анна Егоровна прищурилась на попутчика.

    – У вас ангина, – сказала она. – Господи, где моя зажигалка?

    – Доктор! – застонал попутчик. – Какая ангина?

    – Покажите горло… Ну? – (Он испуганно открыл рот.) – Хорошо. Алеша, ты можешь сесть. Мы едем на Березовое. Что вы заметили неладного в городе?.. Осторожно, ухаб… И как ваше имя-отчество?

    Понимаете, дядька тоже ехал в район, чтобы поднять тревогу. Он знал чепуху: что телефон междугородный не работает, автобусы отменены до семнадцати часов и что заводу тракторного оборудования запретили отправлять продукцию на железную дорогу – ближняя станция тоже в райцентре. Он говорил, путаясь от волнения:

    – Я мальчуганом оставался в оккупации, под фрицами. Вы небось военврач. Майор медицинской службы? Ну, вы страха не знали…

    – Как сказать…

    – Извиняюсь, конечно, – поспешно сказал попутчик. – Вы того страха не знаете. Словно бы воздух провонял – отовсюду страшно. От приказов страшно, от всего… И сейчас завоняло. Кто же тут виноват? – Он испуганно смотрел на Анну Егоровну. – Авария – это действительно. Сорвало мост, конечно, столбы повалило… – Он вертелся на сиденье, глядя то на меня, то на докторшу. – И телефон порван. Доктор! – вскрикнул он. – Я вам говорю. Точно! Фактов нет, только воняет. Туда нельзя, сюда…

    – Что же вы поехали без фактов?

    – С испугу, – жалким голосом признался дядька. – Польза будет, и ноги унесу. Страшно. Меня в гестапо били.

    – Вот как, – сказала докторша. – Однако же чутье вас не обмануло. Подчас и с испугу действуют правильно.

    – Не обмануло? И факты есть? – вскинулся он. – То-то я смотрю – мальчик и не болен вовсе.

    – А вы не смотрите, – сказала докторша.


    А . Мирер Дом Скитальцев

    320-4-8003



    AddFreeStats.com Free Web Stats!